пятница, 17 мая 2019 г.

Касожские новости-8

С началом существования Хазарского каганата возникает новое мировоззрение степняков, живших на территории Кубани. Появляются обряды захоронения эксгумации, то есть кремации покойных. В земляных ямках и каменных ящиках, в урнах и без, с инвентарем и без инвентаря, с конем и без коня. Новый уклад жизни связан с государственной религий каганата — культом Тенгри и степной рыцарской культурой всадничества. Как обычно, и эта ситуация типична для любой Орды, победители растворились среди побежденных, впитали их культуру многочисленных народов и племен. Доблестных воинов любой национальности, готовых воевать за славу и почести, принимали в дружины, пополняли ими Войско. Очевидно, после каждой битвы количество победителей тоже сокращалось, потери восполнялись местными воинственными степняками. Писать подробно о национальном составе любой Орды — гиблое и абсолютно неперспективное дело. Пока древние ираноязычные булгары шли на Кубань от территории современного Афганистана и Тибета они впитали в себя угро-финнов, тюрков, славян, кавкассионов и т.д. Идеальное слово для описания национальности — степняк с прилагательным определяющим дату и район кочевания. Например, кубанский степняк 9 века. Новое государство крепло и нуждалось в общей идеологии, а также в сильном управляемом войске. Вот основная причина появления нового солнечного культа Тенгри. Так можно объяснить разнообрядность культа кремации и разный инвентарь захоронения. Таким образом, все элементы кочевничества, в частности яркие черты всадников-воинов, нашли отражение в погребальном обряде кочевников.
Солянка из разных народов вкладывала свои ранние культурные нюансы в общий культ. Наличие или отсутствие инвентаря связано с профессией воина, его подвигами, славой и обстоятельствами смерти. Ну, конечно же, с наличием живых и обеспеченных родственников и друзей. Все просто. Прославленному знатному рыцарю-степняку инвентарь полагался на порядок больше, чем начинающему воину, еще и погибшему в проигранном сражении.
Степняки часто хоронили своих воинов, используя старые некрополи. Существовала традиция подзахоронения в древний курган, находят до четырех таких дополнительных урн. Но при этом старая могила не касалась и не разрушалась новой. Значит, на поверхности стоят какой-то опознавательный знак: древко копья, деревянный идол, священные деревья. Был четкий указатель расположения древней могилы, к сожалению, сегодня неизвестный. Погибшего боевого коня хозяин, считая его своим верным другом, мог захоронить с почестями и подарками на общем кладбище.
Первые погребения по обряду трупосожжения появляются уже в VII – первой четверти VIII в. Однако широкого распространения в этот период обряд кремирования умерших не имел, на что указывает небольшое количество погребений. Совокупность таких признаков, как овальная рамка, полуовальный щиток, изготовление в технике литья, шарнирное соединение рамки и щитка, орнаментация щитка ажурным растительным орнаментом, характерна для пряжек конца VII – первой половины VIII в. Изучение выборки мужских захоронений приводит нас к другому важному выводу: по-видимому, большая часть мужского населения составляла войско, что являлось главной обязанностью и правом мужчин. И совсем небольшое количество комплексов с конскими втулками-начельниками отражает появление людей, которые могли являться военными вождями, но данный статус являлся не наследственным, а приобретенным (отсутствие начельников в женских и детских могилах).
Кубань называли малой рекой Хазарии, а Волгу — большой. Гарнизоны с трупосожжениями оставлены не на территории каганата, а на сопредельных областях, в пограничных территориях.  Некрополи  располагаются в более засушливых равнинных просторах степной части Закубанья, в устьях и руслах малых рек и имеют тенденцию тяготения к руслу реки Кубань. В горной части Западного Закубанья могильники с кремационными погребениями хазарского времени отсутствуют. С наибольшей плотностью памятников на территории между современным городом-курортом Анапой и городом-курортом Геленджиком, основная масса некрополей данного участка расположена на полуострове Абрау. Другой локализуется в горной части Западного Закубанья. Анализ пространственного распределения раннесредневековых кремаций в Закубанье позволяет сделать следующий вывод: плотность памятников и единство погребальной традиции дают основания считать западное Закубанье центром распространения обряда кремирования умерших на Северном Кавказе в эпоху Средневековья. Получив широкое распространение во второй половине VIII в. обряд трупосожжения просуществовал здесь более 500 лет. Исходным местом формирования подобной погребальной практики предстает район Новороссийска – Геленджика.  В хазарский период все без исключения кремационные погребения совершались в грунтовых некрополях. Захоронения лошадей с элементами конского снаряжения могут быть погребениями боевых коней, погибших в бою или умерших своей естественной смертью и погребенных за свои заслуги по желанию хозяина, на родовом участке могильника.
 Обряд трупосожжения проводился спустя определенное время после смерти воина, эта традиция многих степных народов России. Недалеко от захоронений находят зольники, это места кремирования. Хазары кремировали мертвых в огне под звуки песен и барабанов. На ряде фрагментов зафиксировано черное лаковое покрытие, возможно, оно связано с применением горючих материалов при сжигании скелетированных останков. Собранную в кувшины нефть использовали для кремирования. Температура кремирования около 700 градусов в течение часа на деревянном помосте из дуба. Костер зольника заливали водой. Древесный уголь в урнах с прахом. Раскаленной в огне саблей обвивали урну. Вещи из могильника всегда сломаны: гнутая сабля, сорванные бляхи, разбитые кувшины, даже пряжки и наконечники копий ломали. Седло тоже хоронили. Таким образом обезвреживали дух покойника. Бусы, ракушки, фигурки — амулеты.
Вещи покойного кремационного типа двух видов: личные сгоревшие, деформированные в огне и целые, принесенные в дар соратниками.
 Культурное единство разных поселений касогов заключалось в обряде порчи, сожжении тела на стороне и в ритуальных захоронениях-кенотафах.
Битвы, конечно же, могли быть кровопролитными и даже проигранными для касогов. Несомненно, что далеко не все павшие в боях участники таких походов могли быть погребены на родине (если вообще их тела доставались соплеменникам). В таком случае на родине погибшего мог сооружаться кенотаф, то, что теперь называется могилой Неизвестному Солдату. В кенотафе могли захоронить и коня и раба. Приносили в жертву животных. Тут за ровиками, насыпанными от злых духов, собирались на поминки. Выпивали, ели, вспоминали погибших героев. Поминки проводили до десяти раз. Даже находят битую глиняную посуду в местах поминок. В поминальные дни (тризна) на кургане оставляли большие сосуды с едой и питьем, костьми животных. Голову жертвенного животного не варили и не ели, закапывали в курган целой. На тризнах-поминках ели говядину и коз, а все кости складывали в горшки покойнику.
Уголь с погребального костра, как и сам огонь, имел очистительные функциями, его использовали в качестве подсыпки могил. Существенной чертой могильника является наличие поминальных комплексов вещей, спрятанных в тайниках возле могил, в виде предметов вооружения, снаряжения коня, орудий труда, предметов быта. Показатели азимута свидетельствуют о большой частоте захоронений ранней весной или поздней осенью и особенно зимой.
В ряде погребений четко фиксируются кремированные кости животных, которые, предположительно, не могут быть отнесены к кухонных остаткам.
Значительное численное превосходство мужских погребений может быть связано с военизированным характером группы населения, создавшей некрополь. Как правило, малое число детских погребений и существенный численный перевес погребений мужского пола среди взрослой части выборки являются типичными чертами военизированной группы. Право на конскую сбрую в могиле надо было заслужить.  Еще маркер — самые богатые захоронения от 18 до 35 лет, более старшие возраста имеют более бедные инвентарем могилы, а значит, воинская слава и сопутствующая добыча определяла положение в обществе. Сабля как основное орудие труда и средство производства.
Кремационные могилы вообще без инвентаря могли бы принадлежать рядовым членам общины, не связанными с воинскими обязанностями.
По мнению А.В. Пьянкова, в начале X в. произошло сокращение ареала распространения кремаций, что могло быть связано с аланскими походами на касогов и гражданской войной в каганате. Постепенно, через 500 лет, солнечный культ и связанный с ним обряд кремации исчезают. Произошло ли это в первой половине ХIII в. по причине монгольского нашествия или же вытеснение кремаций ингумационным обрядом происходило постепенно и могло закончиться в конце ХIII или в начале XIV в.? Как бы то ни было, кремационных погребений, которые можно было бы отнести ко второй половине XIV в., не выявлено. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий